Сразу скажу, что я не хотел участвовать в «Ледовой фантазии 2014» в качестве скульптора. Узнал в декабре о составе участников грядущего конкурса (такие люди редко приезжают), и решил сделать подробнейший фоторепортаж. Должен был получиться очень качественный и интересный материал, так как мне тема хороша знакома и я знаю что, где и когда фотографировать, располагаю профессиональной фотоаппаратурой. Однако в ходе декабрьской ледово-снежной коммерческой эпопеи планы я поменял. Сложно отказаться от возможности воплотить идею во льду. Оправдал себя тем, что для хабаровских репортажей сойдет пенсионный возраст, а пока  можно воспользоваться традиционной ледовой фотосессией Ильи Смирнова.

     Сегодня малая часть того, о чем я хотел поведать в своем неслучившемся фоторепортаже «Ледовая фантазия 2014. Подробности». Пройдусь по техническим деталям, немного повспоминаю, поразмышляю. Думаю, наиболее интересно будет тем, кто только начал заниматься ледовой скульптурой, или скоро планирует. Можно расценивать этот пост как дополнение к статье «Чем делают ледовую скульптуру». Ну а некоторые моменты здесь опишу просто потому, что запомнились, были интересны мне. Начну в хронологическом порядке, а далее… как мысль поведет… 🙂

Джиничи Накамура пилит открытие Ледовой фантазии 2014

     Началась наша «Ледовая фантазия» в этом году со всеобщего хорошего смеха. Уже стало традицией разрезать перед началом конкурса какую-либо ледовую заготовку, как красную ленточку. Ныне выбор пал на самого титулованного гостя. Джиничи Накамура энергично взбежал на подиум к «ленточке», взял с пола японскую пилу, которую одолжили у девчат с молодежного конкурса, и принялся энергично пилить «открытие конкурса». И это надо было видеть. Смеялся Джиничи во всю ширину. Пила ему от женской команды досталось с очень тупой цепью, к мероприятию не подготовленной. Театрально помучавшись с «российским» инструментом секунд десять, побежал он с подиума с широкой улыбкой за пилой своей, которой распилил ледовый шар в две секунды. Все вокруг смеялись. И мне в тот момент очень понравились простота, искренность и молодецкая подвижность, с которыми японец прошел через ситуацию…

 Распилил!... своей пилой...

       Как уже писал в предыдущем посте, впечатлил меня Джиничи Накамура организацией своего рабочего места и высоким уровнем профессионализма. Я уже был много раз наслышан об уровне ледового чемпионата на Аляске от Сергея Николаевича,  а здесь сам воочию убедился в его словах.  Перечислю по пунктам:

    •        Скульптура прорабатывается одинаково качественно со всех сторон. Если зритель обойдет ее и посмотрит с обратной стороны — Джиничи стыдно не станет. У нас же в Хабаровске традиционно принято заботиться лишь о стороне лицевой. Если вы подойдете к любой другой скульптуре местных авторов «изнутри», то сразу поймете, что находитесь с «неправильной» стороны. Деталей минимум, все плоское. В этом главная «недоделанность» наших работ, ориентированная на то, что зритель ходит только с одной стороны. Есть, правда, в этом один значительный плюс для некоторых работ — у особо резных и контрастных скульптур задняя поверхность не перебивает переднюю сквозь прозрачную толщу льда… Вывод — работы Джиничи проделал значительно больше… и успел…
    •    А это уже второй пункт. Джиничи закончил примерно за час до окончания конкурсного времени. Без спешки, суеты, непредвиденных обстоятельств. Впечатляющая точность, учитывая сложность работы и состав команды (мужчина и женщина). И при этом еще просто «обухом бьет» по голове нетипичная для нашего конкурса идеальная чистота вокруг его работы.  Но это уже следующий пункт. 
    •       С улыбкой урывками наблюдал за тем, как они с напарницей вдвоем, на коленках, выравнивали, «шпаклевали» и трамбовали снежную поверхность вокруг скульптуры. Итог очень эффектен, особенно на фоне не успевших команд… Сергей Николаевич много раз говорил именно об этой особенности конкурса на Аляске — итоговая безупречная чистота вокруг завершенных работ. И даже искусственно создается фактура на снежной поверхности своего участка. Что может очень даже пойти на пользу скульптуре, дополнит ее идею… И вот, мы это увидели в Хабаровске. Жаль только, что не смогли в полной мере понаблюдать за работой японского мастера, заняты были…
  •       Отдельный пункт — образцовый ПОРЯДОК на участке Джиничи Накамура во время работы над скульптурой. Ничего не валяется. Лед равномерно расставлен по участку группами, между которыми методично перемещается скульптор, внося правки. 

Порядок на участке Джиничи Накамура

  •       Ну и далее следует самая главная особенность работы  Джиничи — основная часть обработки скульптуры проходит на земле, фрагментами, которые далее готовыми монтируются на основной массе скульптуры. Впечатляет здесь точность мастера, с какой он подбирает углы наклонов элементов и их масштаб. Все складно собирается из частей, словно незадолго до того целая скульптура была разобрана на эти части. Смотрится все это сильно и очень мастерски на фоне нашей методики, когда к основной массе скульптуры приклеивается ледовая грубейшая заготовка, и уже потом только выводится форма и масштаб… Вот такие два метода, разные, как день и ночь. 

Элементы скульптуры на земле

  •       Здесь же хочется отдельным пунктом прописать то, о чем позже напишу отдельную статью — о стремлении Джиничи к точной передаче анатомии изображаемого, его мощной инженерной мысли. Просто выложу одну фотографию его  огромной сложнейшей  4-х метровой работы 2011-го года и приведу слова Сергея Николаевича Логинова, который во время чемпионата на Аляске спросил у Джиничи, не много ли тот сделал прутьев на клетке, ведь слишком плотно получается, и попугая это малость зажимает. На что Джиничи ответил: «Реже нельзя — попугай улетит…». Вот такой подход 🙂

4-х метровая скульптура Джиничи Let It Be

      В итоге скажу, что по отдельности те или иные моменты в работе  Джиничи Накамуры я наблюдал в разной степени и у других скульпторов, но чтобы все это в полной мере присутствовало в работе одного мастера, такого я не встречал. Этот человек войдет в историю ледовой скульптуры сильным образом крепко и навсегда. А когда его не станет, постепенно начнут слагаться легенды…. 🙂 И об этом сейчас мало кто думает, потому как  «Большое видится на расстоянии»…

     Заканчиваю с Джиничи, перехожу к конкурсу в целом. И первое, о чем хочется сказать — атмосфера у конкурса хорошая, уютная. Количество участников небольшое, период времени для создания работ предостаточный, и поэтому среди участников создается особо приятная атмосфера размеренной неспешной работы. Скульпторы периодически отходят от своих работ и идут общаться с другими скульпторами, смотреть у кого что получается.

Во время очередного похождения между скульптурами

Ребята пускают дым в соседней индийской скульптуре...

Одно огорчает — языковой барьер. Но в иных случаях он отсутствует, и тогда рождается много позитива и смеха. Атмосферы конкуренции как таковой нет. Ощущение такое, будто создается один общий проект. И за это я люблю наш Хабаровский ледовый конкурс. Уверен, что в других городах также присутствует этот элемент некоего временного скульптурного братства… Здесь вспоминаются слова одного из членов жюри — организатора одного из Харбинских международных конкурсов Хао Голи, который очень искренно и крайне убедительно закончил свою речь перед скульпторами и СМИ на пресс-конференции словами: «Дружба дороже золота!…»

Выступление Хао Голи на пресс-конференции

     Далее я буду просто комментировать замечательные фотографии Ильи Смирнова.

     Первым выложу снимок нетронутых ледовых блоков. Люблю подобные фото и вид вживую. Сразу разыгрывается фантазия, предположения о том, кто чего натворит, кто пойдет ввысь, кто — вширь, и так далее. В подавляющем большинстве случаев мы не знаем, кто из нас что будет делать. Для меня в этом очень приятная интрига, как новая неизвестна книга для любителя почитать. Из этих ледовых блоков выйдут фрагменты авторских миров, с их мировоззрением, ценностями, вкусом и прочим… В этом Радость…

Радость нетронутая... блоки фантазий...

     Для проходящих мимо людей в созерцании ледового творчества тоже есть какое-то положительное переживание, иначе они не стояли бы по многу минут рядом с работающими участниками конкурса. Для ледовых скульпторов восприятие ледового творчества очень сильно «притуплено», обыденно, а для многих сторонних наблюдателей, не имеющих ко льду отношения это — фантастика…

Всегда есть зрители у ледового конкурса...

     Некоторые хабаровчане не ограничиваются взглядами со стороны и более тесно прикасаются к ледовому конкурсу — в этом году поили целебными горячими чаями скульптора из Шри-Ланки Асангу. На заключительном торжественном ужине он отметил это приятное хабаровское гостеприимство.

Скульптора из Шри-Ланки Асангу поят целебными и согревающими чаями...

     И здесь самое время откомментировать другую фотографию, для контраста. На снимке запечатлен тот самый момент, когда скульпторы ушли обедать, предварительно собрав все свои инструменты в одном месте под охрану. Обратная сторона российских реалий — возможное воровство. Очень хочется верить, что когда-нибудь инструмент не надо будет прятать от нашего народа.

Российские реалии - профилактика воровства

     Ну и далее логично пройдусь по фотографиям с инструментом. Есть информативные кадры и просто красивые. Начну с рабочего стола Джиничи. Пожалуй, можно назвать его самым механизированным из всех присутствующих. Старенькие цепные электропилы. Несколько прямых шлифмашинок, со «страшными» фрезами, половина из которых самодельные. И всем этим электрохозяйством японец манипулирует крайне легко и эффективно. Ложкой не все так хорошо владеют. На фото нижнем одна из основных фрез, которой он выбирает основные объемы в ажурных фрагментах скульптуры. Загляденье…

Ледовый инструмент Джиничи Накамура

   Джиничи с одной из самых длинных и агрессивных фрез

      При очередном «загляденьи» мы в кадр попали. Уже писал в прошлом статье, но еще раз напишу здесь. Сергей Николаевич Логинов тоже периодически с интересом смотрел на работу Джиничи, комментируя: «На Аляске смотреть некогда… хоть здесь посмотрю…»

Наблюдаем за работой Джиничи

      За Джунко я особо не наблюдал, а потому просмотрел то, что после увидел на фотографии. Для меня это было ново. Они использовали утюг для того, чтобы придать округлому фрагменту работы максимальную прозрачность. Утюгом на конкурсе пользуются постоянно, но я видел его применение только на плоских поверхностях и при склейке деталей. Попробуем также использовать. Единственное, в сильный мороз при интенсивном воздействии он может давать трещины по льду. Но это дело опыта.

Использования утюга для достижения максимальной прозрачности льда

     А вот, кстати, фотографии, демонстрирующие применение утюга в деле склеивания фрагментов скульптуры. Им нагревают толстую алюминиевую пластину, затем зажимают ее между склеиваемых деталей и убирают. Она одновременно растапливает все неровности и смачивает обе поверхности. Остывши, две детали идеально срастаются. Не могу сказать насколько это прочная склейка, так как сам не имею такой пластины, но пользуются ими на конкурсе каждый год. В следующем конкурсе опробую…

 Утюг советский ГОСТовский...

     Игорь Омельяненко склеивает алюминиевой пластиной детали

     Обычно применяется всем доступный классический способ склейки льда — водой и снегом. Не исключение и команда Джиничи. На фото ниже Джунко трамбует шов мокрым снегом. Там где не критична малая прозрачность шва, там этот метод подходит и очень эффективен.

Джунко. Склейка водой и снегом

     На следующем фото ниже Александр Кузнецов щедро поливает склеиваемые детали. В этом относительно теплом январе это возможно, но в иные конкурсы выдавались такие морозы, что подобное поливание приводило к моментальному покрытию льда трещинами. Особенно, если вода не была доведена до очень холодного состояния, прибыла из теплого помещения.

Александр Кузнецов поливает склеиваемую деталь

     На следующем фото подгоняются плоскости для склейки. Деталь стоит на временной опоре — это позволяет ей быть неподвижной и лучше прихватываться к скульптуре, а также экономить скульптору силы. Порою такие подпорки представляют собой довольно сложные или забавные конструкции. Некоторые выполняют свою функцию до крайнего момента, и их убирают, когда уже вся работа полностью готова и конкурсное время подходит к концу.

Подпорки при склеивании деталей

     А на следующем фото уже эдакий промышленный альпинизм в исполнении Никиты Еремина. Учитывая отсутствие подходящей высоты лесов, мероприятие  это довольно опасное и трудное. Ведь детали при склейке надо не только водой поливать, но еще и держать неподвижно в течение примерно минуты.

Монтажники-экстремалы...

     Обратите также внимание на вертикальный прямоугольный запил в верхнем правом углу блока. Он служит ступенью для более прочного соединения массивных деталей. Плюс к тому, это несказанно упрощает монтаж. Точнее, без этого запила монтаж вдвоем будет вообще невозможен.

     Надо сказать, что подобные фото у меня ассоциируются с экстремальными видами спорта. Более экстремально выглядят только фотографии с работающей цепной пилой и рядом находящимися руками другого скульптора.

Экстремальная жуть... Жутковато, учитывая умелую заточку и скорость вращения пилы 9 метров в секунду. Но когда сам работаешь подобным образам, всю эту жуть не особо осознаешь. Ужасаешься, только когда видишь подобные «трюки» с пилой в руках других скульпторов. На моей практике несчастных случаев не было, но в мировой истории таковые имеются. Есть где-то в сети фотографии сильного американского ледового скульптора Аарона Костика, вернее фотографии его шеи, с серьезным шрамом недалеко от сонной артерии. Кто-то скажет — редкий несчастный случай. Да нет же! Это — редкий счастливый случай.  Уроки, которые лучше проходить на чужом опыте.

Русские леса...не забывайся...

     Кадр выше — еще немного легкого экстрима — русские леса. Каждая вторая команда использовала такую конструкцию. Немногие в этом конкурсе предпочли ширину скульптуры высоте. И это уже традиционно для «Ледовой фантазии» Следующее фото, но уже с другого, более спокойного, ракурса мне очень нравится облаком снежной пыли и небесной синью. Да  и портрет Никиты после таких работ хорош.

Это красиво...

Рабочее преображение...

     Сразу еще одно хорошее фото Никиты выложу. С наждаком и искрами в нашей коллекции до сих пор такого фото не было.

 На фото даже красивее, чем в реальности, в которой этого не замечаешь...

     Еще пару фотографий с работающим Джиничи. Здесь интересен инструмент, которого в Хабаровске я ранее не наблюдал (может, просмотрел). На первом фото очень эффективное орудие быстрой грубой обработки.  По сути — шесть шил на одной рукоятке. А у шила максимальный КПД в деле разрушения льда.

 Шестикратное шыло Джиничи

     Джунко использовала это «шестикратное» шило для создания фактуры на скульптуре. Получается в шесть раз быстрее, чем у нас с шилом обычным 🙂

 Джунко фактурит лед

     Еще один инструмент — захват (клещи) для переноски льда. Я такое применял только в работе с деревом. В ледовых работах как-то не приходилось, нужды не испытывал. А ведь удобно в некоторых ситуациях. У других скульпторов в Хабаровске не наблюдал.

 Захват-клещи в ледовом деле

     Далее демонстрация другого важного и крайне эффективного приема — фрезерование по распечатанным на бумаге одноразовым шаблонам. Как правило, используют при крупномасштабных работах для правильно масштабирования элементов скульптуры, И еще чаще, как на фото ниже, при  фрезеровании надписей. Быстро и точно.

Фрезирование надписей через одноразовые шаблоны

     Для скорости также применяют угловую шлифмашину с наждачными дисками на липучках.  Она очень быстро убирает мелкие неровности, создавая идеальные плоскости и округлости.  Стамеской такую работу выполнять гораздо дольше и результат будет все же несколько иной.

 Угловая шлифмашина - идеальные плоскости

     Но шлифмашину можно применить далеко не всегда. Если деталь мелкая, или же слишком рельефная, вогнутая, когда нельзя подлезть даже гибкой пилкой, тогда используется крупно-абразивная наждачная бумага. Ей очень хорошо делать элементы наподобие складок одежды. Но работа куском наждачки нудная и долгая.

Сергей Генералов. Наждачные работы...

     Вставлю еще одно фото — мой основной набор постоянно востребованного инструмента. Он очень простой. Им выполняется примерно 95% всей работы (если учитывать еще электропилу за кадром).

Простой базовый набор инструмента

     Ну и самый минимум об одежде. Где бы ни работал Джиничи Накамура, везде его можно узнать издалека по его кепке и пушистым меховым ушам. Большинство, наверное,  подумает, что ему от этого тепло. Мне же более вероятным видится следующий мотив — никто его не отвлекает своими разговорами 🙂 Надо бы спросить при следующей возможности…

Классический образ Джиничи - меховые наушники

     В окончании поста хочу положить начало новой традиции на блоге — буду публиковать некоторые технические приемы работы со льдом, которые сам нашел или у других подсмотрел. Я твердо уверен в том, что секретами мастерства надо делиться широко и всем доступно. Это не даст застояться вам: вы будете вынуждены достигать все новых и новых высот. И это будет полезно начинающим, которые не растратят массу времени на поиски эффективных приемов собственным опытом и ошибками. Время им пригодится для того, чтобы найти что-то еще более эффективное и совершенное… Исходя из этого размышления, сделаю свой небольшой вклад в общую копилку опыта. Уверен на все 100%, что многие так уже делают, но мы о таковых не знаем и пришли к следующим приемам сами в ходе последнего конкурса, в последние два часа до его окончания:

Тонкие хрупкие детали....

  •       Изготовление самого хрупкого элемента скульптуры «Красота требует жертв» мы логично оставили на последний момент. Это была 80-ти сантиметровая нить, с помощью которой мужчина затягивал корсет своей дамы. Время оставалось совсем мало, а нить у нас тоньше 8 мм все не получалась. Стабильно ломалась при производстве. А 8-ми миллиметровая была слишком толстой и со стороны воспринималась не нитью, а бильярдным кием, зачем-то втыкаемым в живот женщины. Посмеялись тогда, и продолжили усердно думать. Обычный для Хабаровских конкурсов вариант с синтетической нитью политой водой отпадал сразу, так как противоречил правилам  о неприменении инородных льду материалов. В итоге решили склеить тонкую нить из нескольких 3-4 миллиметровых коротких ледовых палочек, аккуратно напиленных пилой. Для склейки использовался шприц и строительное двухметровое правило с пазом, который был использован, как идеальное направляющее для создания ровной тонкой палочки. Склейка была ювелирной — капельной. За 20 минут нить была готова, чему мы радостно удивились. Водрузив нить на положенное ей место, почти одновременно высказались: «Реальная нить…» И принялись решать следующую проблему — создание свисающей витой нити. Сделали также минут за 20, но вот приклеивали ее неприлично долго.

Капельные работы

  •      Из-за того, что температура воздуха была не слишком морозной, вода при склейке нагревала тонкий объем льда, и он никак не хотел примораживаться в запланированное место. После четырех попыток было решено использовать воздуходувку для принудительного интенсивного охлаждения нагретой водой нити. Я держал нить, Дима — заливал шприцом и дул воздуходувкой. Через 20 секунд все было решено… 

     Подобных ситуаций хватает у каждого скульптора, который решается каждый раз делать для своего уровня что-то новое, более сложное. И каждый по-разному выходит из сложившихся ситуаций… По-мере возможности, буду выспрашивать-высматривать секреты у других скульпторов и публиковать их…

     В окончании статьи отвечу на вопрос, который за несколько лет задавали всего пару раз… но задавали… При воплощении своих ледовых идей, мы пользуемся пластилиновыми миниатюрами, множественными фотографиями и эскизами. Главная причина их использования в том, что мы недостаточно знаем натуру, и потому нуждаемся в подсказках. Наш опыт в скульптуре слишком мал, чтобы сразу «из головы», без визуальной поддержки, формировать образ во льду. Обычный хабаровский ледовый сезон — один месяц. Этого очень мало для того, чтобы получить крепкие многосторонние навыки и знание натуры. В этом плане профессиональным скульпторам гораздо проще — они работают с формами круглый год без перерыва, учатся для того в соответствующих учреждениях. Многие формы изо льда они создают гораздо быстрее и лучше скульпторов-самоучек. И очень часто можно угадать в деталях кто создавал формы — сезонный энтузиаст или же многолетний профессионал. У первых больше «размытости» в деталях, нет убедительности форм и акцента уверенными линиями.

Наш учебный пластилин...

     По сути, в пластилине мы учимся, проходим «курсы повышения квалификации», чтобы потом не мучиться долго при извлечении новой формы изо льда.  В этом гигантская экономия конкурсного времени. И это совсем не нужно, если проект состоит из неоднократно использовавшихся знакомых элементов.

       Вот  и все, что хотелось мне сказать в сопровождение доступных мне фотографий с международного конкурса «Ледова фантазия 2014». Если у кого будут вопросы, задавайте, и я дополню статью, или отвечу в комментарии ниже…

4
0
Оставить комментарий...x
()
x